1 февраля 2012

Владимир Путин встретился с корпусом наблюдателей за выборами Президента РФ 2012 года

Владимир Путин встретился с корпусом наблюдателей за выборами Президента Российской Федерации 2012 года. Фото РИА Новости

Фото РИА Новости

«Наша с вами общая задача – выявить истинные результаты выборов, потому что, только основываясь на волеизъявлении, настоящем волеизъявлении народа, любая власть в состоянии, опираясь на это волеизъявление, на эту поддержку граждан, реализовывать те задачи и планы, которые стоят перед страной, иначе невозможно будет работать».

 

В.Путин

Стенограмма:


В.В.Путин: Добрый день, уважаемые друзья, коллеги! Мне чрезвычайно приятно оказаться в вашей среде – в среде молодых профессионалов, юристов, к которым я себя отношу. Как вы знаете, я окончил юридический факультет Ленинградского государственного (сегодня Петербургского) университета. Когда я учился, мы частенько говорили между собой: «Какое хорошее мы получаем образование – делать ни фига не надо, а вроде приличным человеком становишься». Но это перебор, конечно, такое художественное преувеличение. Для того чтобы быть образованным, грамотным юристом, конечно, делать нужно много. Нужно много учиться, нужно совершенствовать свои знания, уметь применять весь накопленный человечеством опыт в этой важнейшей сфере для сегодняшнего дня, для своего народа. Инициатива, с которой вы выступили, – создание лиги, да?

 

Реплика: Корпус.

 

В.В.Путин: Корпус. Меня на лигу тянет всё время. Корпус наблюдателей – это конечно, очень здорово, это очень востребовано и своевременно. Мы с вами видим, и вы видите, иначе бы вы, наверное, с такой инициативой не выступили, как остро развивается у нас политическая борьба внутри страны. И это только можно приветствовать, потому что это значит, что людям небезразлично, как развивается наша страна, чем руководствуются страна и власти при решении тех задач и проблем, перед которыми стоит Россия, что предлагает эта власть и какая власть нужна стране и нашему народу. Но для того чтобы власть могла эффективно работать, важно не только, чтобы она чувствовала себя легитимной, важен другой, следующий шаг – важно, чтобы эта власть могла консолидировать основные силы общества для решения как раз тех неотложных задач, перед которыми и стоит Россия. И от того, насколько мы сможем вместе решать эти задачи, будет зависеть наше и ваше будущее. Чрезвычайно важная вещь!

 

Конечно, в этой связи то, что вы создаёте такой корпус (не лигу, а корпус) наблюдателей, – очень важно, чтобы противодействовать и явно недобросовестным методам политической борьбы, когда, например, уже сегодня заранее, не зная о результатах этого голосования, уже априори кто-то объявляет эти выборы нечестными, нелегитимными и ненужными стране. Здесь, наоборот, очень важно показать, продемонстрировать и убедиться в прозрачности этой процедуры. Я не буду вдаваться в подробности и мотивы своего отношения к тому, что вы сделали. Сразу хочу сказать, что я: а) считаю, что, как сказал вначале, это очень своевременно и правильно и б) с удовольствием вручу вашим представителям мандаты наблюдателей кандидата в Президенты Путина Владимира Владимировича. Спасибо вам большое.

 

Вот только сейчас, когда я вошёл в здание, здесь ректор, Виктор Владимирович (В.В.Блажеев, ректор Московской государственной юридической академии им.О.Е.Кутафина) сказал, что сегодня здесь собрались молодые юристы практически со всей страны. Я-то полагал, что это 100% студенты Московской академии, но именно то обстоятельство, что здесь собрались молодые юристы со всей страны, конечно, придаёт вашей инициативе необходимый масштаб и значит – гарантирует успех этого предприятия, на что я тоже очень надеюсь и рассчитываю. Наверное, будет правильно, если мы нашу сегодняшнюю встречу построим в качестве, в виде такого свободного обмена мнениями, а не только на том, что я буду произносить длинные и нудные монологи. Пожалуйста, я вас приглашаю к этому диалогу. Прошу вас, вон девушка руку подняла.

 

Е.Елизарова: Добрый день, Владимир Владимирович!

 

В.В.Путин: Здравствуйте!

 

Е.Елизарова: Очень рада Вас видеть. Меня зовут Екатерина Елизарова, я аспирантка Башкирского государственного университета. Я адвокат. Большое спасибо за доверие корпусу наблюдателей, это большая честь для нас, но и мужественный поступок с Вашей стороны, поскольку наш корпус руководствуется такими принципами, как независимость, открытость, неангажированность и законность. Наши члены будут фиксировать и пресекать любые нарушения со стороны всех кандидатов в Президенты, и, возможно, нарушения закона с Вашей стороны и в Вашу пользу. Так действительно ли Вы готовы доверить мандат наблюдателей молодым юристам, которые, вполне возможно, будут пресекать нарушения и в Вашу пользу?

 

И ещё хотелось бы отметить, что буквально вчера лига избирателей предложила наблюдателей всем кандидатам в Президенты, но очень отрадно отметить, что мы всё-таки были первыми, кто выступил с публичной офертой, а Вы первый, кто откликнулся. Мы считаем это нашей маленькой победой. Спасибо.

 

В.В.Путин: Вы из Уфы, да? Во-первых, хочу сказать, что за последние годы Уфа, так же как многие наши города российские, очень серьёзно изменилась –  изменилась в лучшую сторону. Вот некоторые города Поволжья, когда я приезжаю, их просто не узнаю: абсолютно другое «лицо», другой центр сформировался. То же самое касается и Уфы. Я помню, когда первый раз туда приехал (а я приехал туда на соревнования, ещё занимался тогда борьбой самбо, я с этого начинал), мы, когда подъезжали… Такой запах стоял (серьёзно, правда!) ещё в поезде – невозможно было дышать. Но сейчас всё-таки экологическая ситуация серьёзно поменялась, и внешний облик города изменился очень сильно. Это результат работы за предыдущие годы.

 

Что касается рисков, то я здесь рисков вообще никаких не вижу. Я считаю, что наша с вами общая задача – выявить истинные результаты выборов, потому что, только основываясь на волеизъявлении, настоящем волеизъявлении народа, любая власть в состоянии, опираясь на это волеизъявление, на эту поддержку граждан, реализовывать те задачи и планы, которые стоят перед страной, иначе невозможно будет работать. Я уже об этом публично говорил и хочу ещё раз повторить: я и не хочу работать, и не буду работать, если не будет поддержки. Нет смысла! Тогда, значит, другие люди должны попробовать сделать лучше. Это значит, что граждане нашей страны вручают судьбу России в другие руки и надо будет только помогать этим людям решать те задачи, которые перед страной стоят. И я то же намерен буду делать, если так случится, а не буду там исходить желчью по поводу этого волеизъявления. Так что я желаю вам успехов и очень рассчитываю, что вы будете пресекать любые нарушения любых представителей. Повторяю: я считаю, что это очень благородная, важная, правильная миссия.

 

Пожалуйста. Прошу вас, молодой человек. Поднимите, пожалуйста, ещё раз руку, чтобы вас было видно.

 

А.Закускин: Добрый день Владимир Владимирович! Закускин Александр, кандидат юридических наук, преподаватель. Мой вопрос про прошедшие выборы и предстоящие. Прошедшие выборы 4 декабря: в них приняли участие более шестисот иностранных наблюдателей. Не секрет, что на предстоящих президентских выборах также планируется участие такого же количества наблюдателей примерно. Многие их суждения носят политический характер и вызывают довольно большие дискуссии в обществе. Так, к примеру, доклад БДИПЧ назвал прошедшие 4 декабря выборы несправедливыми и неравными, хотя никаких аргументов приведено не было. Но мой вопрос немножко не об этом, а о том, что многие демократические страны, в том числе США, к примеру, вообще не приемлют такой институт наблюдателей, как иностранные наблюдатели, называя процесс выборов внутренним делом своей страны. Зачем нам нужны иностранные наблюдатели, что они нам дают, если уже сейчас понятно, что некоторые их высказывания и выводы будут предвзяты и негативны? Спасибо.

 

В.В.Путин: Мы очень любим все Петра I, мы, во всяком случае я, к нему относимся с большим уважением, к его деятельности, его реформам, его преобразованиям страны. Но именно Пётр Алексеевич вывешивал в качестве образца товары западного производства, европейского: и сапоги там, и кафтаны, и бороды брил по европейскому образцу, и так далее. И как-то при всех положительных последствиях его деятельности всё-таки одно как минимум можно считать негативным. С этого времени начала прививаться какая-то ущербность России и всего, что мы делаем, по сравнению с тем, что происходит у наших соседей, хотя там проблем, как мы знаем, особенно сейчас, больше даже, чем у нас.

 

Мы уже много раз об этом говорили, это каждый день у нас в информационных программах. Собственно говоря, это объективные вещи - мы видим сегодня, с чем сталкиваются наши соседи: в экономике, в социальной сфере всё там трещит по швам, не дай Бог, конечно, если треснет окончательно, потому что мы в этом не заинтересованы, у нас 51% торгового оборота с Европой, и мы заинтересованы в том, чтобы Европа процветала. Но проблем-то огромное количество.

 

Вот у нас с вами в прошлом году уровень безработицы был зафиксирован на цифре, по-моему, 6,1–6,2% или 6,3% – ниже, чем до кризисного уровня. В некоторых развитых европейских экономиках она зашкаливает просто, я уж не говорю про Грецию – 17% с лишним, но в благополучной Испании – 23%, вы представляете? Каждый четвертый работоспособный человек не имеет возможности трудиться. Каждый четвёртый! Вот трагедия-то! Масштаб какой!

 

Есть и другие. Я уже не говорю про долг государственный и т.д. В Штатах 100% государственный долг, и всё увеличивается и увеличивается – конца и края не видно. В Италии 124%, в процветающей и любимой многими нами Японии – 224%. У нас с вами – 10,4%, из них только 2,5 % – это иностранный долг, всё остальное – внутренний. Да и резервы – третьи в мире по объёмам. У нас за прошлый год одни из лучших показателей развития в мире. Мы где-то всё время на 2–3–4-й позициях. А если взять совокупный результат, то один из лучших в мире, без всякого преувеличения. Это данные международных организаций и наших тоже.

 

Что касается политических процессов, то да, действительно, США до сих пор, ну до недавнего времени, не допускали вообще никаких иностранных наблюдателей на участки, просто не давали возможности войти даже на участок. И действительно, говорили так, что «да, это наше внутреннее дело, мы сами разберемся, без вас». Когда мы говорим о политических процедурах, скажем, о выборах президента, то у нас ведь с вами прямое тайное голосование за кандидата в президенты. А в США, как многие здесь знают (здесь профессионалы, юристы, коллеги мы), там ступенчатые выборы – через выборщиков. И дважды в истории США (я уже тоже публично об этом говорил) был случай, когда за кандидата проголосовало большее количество выборщиков, но за их спиной было меньшее количество избирателей, то есть кандидат был избран меньшинством, а не большинством. Это явный системный, структурный изъян в избирательном праве США.

 

И когда мы им говорим: ребята, вот вы на нас обращаете внимание, что у нас есть какие-то проблемы, но у нас демократические институты развиваются с начала 1990-х годов, а у вас-то уже не одну сотню лет и у вас вот такая структурная проблема… - ответ простой: это наша проблема, мы к ней привыкли, и вы нос свой в наши проблемы не суйте, мы сами разберемся. Но в наши проблемы они с удовольствием свой нос суют всегда.

 

Нужно или не нужно допускать иностранных наблюдателей? Тем не менее нужно, потому что современный мир открытым должен быть. Когда мы коммуницируем со своими соседями, скажем с европейцами, эти коммуникации у нас происходят по очень многим направлениям – и в политике, и в социальной сфере, и в экономике. Для того чтобы эффективнее эти отношения развивались, нужно, чтобы между нами рушились барьеры непонимания и недоверия, нужно, чтобы мы говорили на одном языке. И в этом смысле степень доверия будет повышаться, если мы будем открытыми друг для друга. Конечно, мы вправе требовать, чтобы эти наблюдатели, которых мы допускаем на свои участки, были не ангажированными, а объективными. Вот я очень рассчитываю именно на такую работу наших коллег из других государств, когда они будут работать на президентских выборах, хотя, конечно, у меня тоже возникают вопросы так же, как у вас.

 

Допустим, по парламентским выборам та же организация БДИЧ не приняла никакого решения, а некоторые наши американские коллеги уже ссылаются на то, что выборы нечестные, непрозрачные и так далее. Это явные признаки ангажированности – первое. И второе. Есть ещё один момент, над которым мы вместе с вами как юристы должны подумать: в тех же Штатах категорически запрещено использовать деньги иностранных государств во внутриполитической борьбе. Категорически запрещено! А те организации либо физические лица, которые хотят осуществлять лоббистскую деятельности в отношении иностранных государств в сфере политики, должны зарегистрироваться в соответствующих органах в качестве агента иностранного государства. И в это слово «агент иностранного государства» не вкладывается никакого криминала, но просто подчёркивается качество этого лица  – юридического либо физического, чтобы страна и общество знали, что такая-то организация или такой-то гражданин занимают такую-то позицию, но он защищает интересы иностранного государства. Вот думаю, что юридическая общественность как минимум, а общественность вообще в целом должны задуматься над этим и сформулировать какие-то правила поведения и внутри России.

 

Пожалуйста, прошу вас.

 

Д.Паньшин: Добрый день, уважаемый Владимир Владимирович! Денис Паньшин, лидер корпуса наблюдателей «За чистые выборы». Хотел, кстати, поблагодарить коллегу из Уфы за вопрос по нашим принципам и хотел бы сказать, что помимо прочих одним из наших принципов является открытость. Открытость в нашем понимании – это сотрудничество со всеми общественными институтами, которые разделяют наши цели и задачи, конструктивно настроены работать только в рамках законодательства и не преследовать интересы каких-либо политических сил. К примеру, мы на той неделе, когда собирались, учреждали наш корпус наблюдателей (не лигу избирателей, а корпус!) «За чистые выборы», мы приглашали на встречу представителей системной и несистемной оппозиции. Как Вы относитесь к тому, что те наблюдатели, их организации, та же «Лига избирателей», «Голос» или «Гражданин наблюдатель» будут сотрудничать с нашим корпусом наблюдателей? Спасибо.

 

В.В.Путин: Здесь специалисты, молодые специалисты со всей страны, как я уже сказал, и вы об этом сами лучше меня знаете. Это ваша инициатива! Вы независимые наблюдатели, как бы вы себя ни называли – лига или корпус. Я полностью вам доверяю. А вы сами для себя решите, кого вы ещё хотели бы привлечь, с кем хотели бы сотрудничать в ходе этой работы.

 

Пожалуйста.

 

Е.Бабченкова: Бабченкова Елена, представитель общественного движения «Молодые юристы России». Владимир Владимирович, мы сейчас формируем корпус наблюдателей с нашими коллегами. Мы объясняем нашим товарищам-юристам, что для выполнения нашего профессионального долга, а именно обеспечения законности предстоящих выборов, им нужно будет поработать одно воскресенье – одно из 50 в году. Но мои коллеги мне часто задают вопрос…

 

В.В.Путин: Я даже не знал, сколько воскресений, а вот Елена посчитала, молодец какая! Чувствую, вы, наверное, в области трудового права специализируетесь?

 

Е.Бабченкова: В том числе. Вопрос такой задают – а всё-таки нам придётся работать одно воскресенье или два? Владимир Владимирович, что мне им ответить?

 

В.В.Путин: На этот вопрос я ответить пока не могу. Как вы знаете, в соответствии с действующим законодательством у нас возможен второй тур, это будет зависеть от волеизъявления граждан. Разумеется, я бы и не стал выставлять свою кандидатуру, если бы не рассчитывал на победу. Я также понимаю – и думаю, вы тоже понимаете, что второй тур неизбежно будет связан с продолжением определённой борьбы, а значит, известной дестабилизации в нашей политической ситуации. Но ничего здесь страшного нет. Я к этому готов. Если потребуется – значит, будем работать и во втором туре. Но я очень рассчитываю на то, что те люди, которые положительно оценивают результаты моей работы в предыдущие годы и в качестве Президента, и в качестве Председателя Правительства, придут на выборы и скажут своё веское слово: проголосуют.

 

Существует опасность, согласно которой многие люди – сторонники, допустим (которых я считаю своими сторонниками, мои сторонники), могут не прийти. Имею в виду, будут считать, что и так он победит и нам делать нечего там, что-нибудь они там сделают, чтобы он победил. Мы ничего делать не будем, я в том числе, и поэтому сразу же положительно отреагировал на вашу инициативу. Я хочу, чтобы все мы и вся страна понимала, что выборы будут честными, открытыми и результат будет объективный. И для того, чтобы они были убедительными, все люди, которые хотят за меня проголосовать либо за другого кандидата, не должны откладывать это на второй тур, ещё куда-то или рассчитывать на кого-то. Каждый из наших граждан должен понимать, что если он хочет, чтобы проводилась такая-то политика, он должен сделать свой выбор. Это очень важно.

 

Ведь, понимаете (я тоже говорил об этом в своё время), я сознательно не стал менять Конституцию. Как вы понимаете, если бы я её поменял, сегодня тоже были бы выборы, но всё-таки они были бы немножко другими. Всё-таки и так существует административный ресурс. Кстати говоря, он везде существует, во всех странах, Россия здесь не исключение. Да, он, конечно, существует, но если бы ваш покорный слуга сегодня был Президентом, то он был бы совсем другой. Ведь у нас, у Правительства большие очень полномочия и права, большие, но они главным образом в социальной сфере и в экономике – в сферах достаточно уязвимых и очень трудных с точки зрения их реализации и работы, и совсем нет полномочий в сфере правоохранительной системы, оборонной и так далее. Это абсолютно другая ситуация. Но я сделал это сознательно. Именно потому, что мне хотелось, чтобы у нас была более живая дискуссия, правда, при этом я рассчитывал и рассчитываю сейчас и на будущее, что эта дискуссия будет носить цивилизованный характер. Пожалуйста.

 

Д.Селезнёва: Здравствуйте, Владимир Владимирович! Меня зовут Селезнёва Дарья, я студентка 4-го курса юридического факультета МФПУ «Синергия».

 

В.В.Путин: Какого факультета? Чего?

 

Д.Селезнёва: Юридического факультета МФПУ «Синергия»

 

В.В.Путин: МГУ?

 

Д.Селезнёва: МФПУ, финансово-промышленный университет московский.

 

В.В.Путин: Понятно.

 

Д.Селезнёва: У меня к Вам следующий вопрос: по мнению многих политиков и общества в целом, после снятия кандидатуры Явлинского на пост Президента Российской Федерации, считается, что выборы потеряли несколько существенную часть своей легитимности. Некоторые считают, что это произошло из-за того, что у него на думских выборах был самый большой и сильный корпус наблюдателей, который зафиксировал наибольшее количество нарушений. Хотелось бы узнать у Вас, считаете ли Вы это обоснованным?

 

И второй вопрос. С учётом того, что Явлинского уже сняли как кандидата в Президенты, его корпус наблюдателей, вернее, его наблюдательская команда осталась без работы. Как Вы смотрите на то, что… 

 

В.В.Путин: Чтобы их трудоустроить?

 

Д.Селезнёва: Да, например, к нам. В наш корпус наблюдателей.

 

В.В.Путин: Вы знаете моё отношение к рынку труда. Мы последовательно боролись за то, чтобы его восстановить до докризисного уровня. Что касается корпуса наблюдателей Григория Алексеевича (Г.А.Явлинский), и вообще моего отношения к партии, которую Григорий Алексеевич возглавляет. Он знает, как я отношусь к его программе – восстановить экономику за энное количество дней: я считаю, что она не очень реалистичная, но в целом она правильная была. В целом правильная, но нереалистично было в тех условиях и в то время за такие сроки что-то конкретное сделать. У него другая точка зрения, но в целом много очень позитивных идей у партии «Яблоко» и у Григория Алексеевича в частности. Не могу сказать, что часто, но иногда мы с ним встречались и обсуждали некоторые его видения развития страны. Больше того: дело не только в «Яблоке». Вы здесь все молодые люди, но, наверное, кто-то знает: в своё время я помогал создавать и «Правое дело». Это же при моей поддержке было создано «Правое дело». И если вы обратитесь к лозунгам того периода времени – «Одних в Президенты – других в Думу», – я реально помогал им, и не наша вина, что они выстроили свою работу таким образом, что на следующих выборах граждане их не поддержали. Не на кого обижаться. Не на кого обижаться – это рукотворный результат их собственной работы. Хотя и идеи есть неплохие, там и люди замечательные. Скажем, Сергей Владиленович Кириенко. После того как партия «Правое дело» не прошла в Думу, я пригласил его на работу. Он работал полпредом Президента в одном из очень сложных федеральных округов в Поволжье, а сейчас возглавляет одну из крупнейших наших компаний «Росатом». Там и гражданская огромная составляющая высокотехнологичная, и оборонная, как вы понимаете, очень сложная, важнейшая для нас. Важнейшая составляющая нашей жизни и в экономике, и в оборонке. Я с лёгким сердцем доверил этому человеку эту работу, потому что увидел, что он работает эффективно. Он и сейчас один из самых эффективных менеджеров в стране.

 

Если взять «Яблоко», то после того как «Яблоко» не прошло в Думу, я действительно поддержал Владимира Петровича Лукина, который является одним из создателей партии «Яблоко». Он сегодня является омбудсменом – уполномоченным по правам человека. Работает, по-моему, очень хорошо, искренне, с душой и эффективно, помогает людям.

 

Другой лидер, один из лидеров «Яблока», работает в Правительстве прямо, возглавляет антимонопольную службу – Игорь Артемьев. Несмотря на то что сложное ведомство, большое и много там чего происходит с точки зрения влияния на экономику, и претензии, наверное, есть к этой службе, но в целом он лично да и служба работают хорошо. Я доволен и с удовольствием оставил бы его и на следующий срок работы. Он со своими обязанностями явно справляется.

 

Я к чему говорю? К тому, что люди, которые как-то иначе формулируют свои подходы с точки зрения развития страны, если они востребованы, если они в индивидуальном качестве даже как представители этой политической силы проявляют себя профессионалами, они востребованы и работают. То же самое касается и наблюдателей от Григория Алексеевича (Г.А.Явлинский). Конечно, их можно и нужно привлекать. У Григория Алексеевича хорошая команда, надо отдать должное, там много хороших профессионалов. Я не знаю по поводу наблюдателей, но думаю, что так же он подходил и к отбору своих наблюдателей. Поэтому и в этой части (поскольку у нас с вами диалог прямой, я сразу сказал, что я с благодарностью воспринял вашу инициативу), пожалуйста, привлекайте их к работе, вступайте с ними в контакты. Я с удовольствием тоже передам им необходимое количество мандатов наблюдателей от кандидата Путина Владимира Владимировича, если они захотят, конечно, эту работу исполнить.

 

В.Зайчиков: Здравствуйте, Владимир Владимирович!

 

В.В.Путин: Здравствуйте!

 

В.Зайчиков: Владимир Зайчиков, студент Московского государственного областного университета. У меня такой вопрос: в сети Интернет появился ролик, появился совершенно недавно.

 

В.В.Путин: Не единственный, наверное.

 

В.В.Путин: Я Вам могу даже его показать или передать, называется он «Честные выборы президента Российской Федерации».

 

В.В.Путин: Матом там не ругаются, нет?

 

В.Зайчиков: Нет.

 

В.В.Путин: Ну что это за ролик в интернете!?

 

В.Зайчиков: Нет, там просьба жителя Санкт-Петербурга разобраться в одном очень сложном деле. Человек рассказывает историю женщины, видимо, его подруги, работающей на предприятии, которое просит брать открепительные удостоверения по месту голосования, приносить на это предприятие и отдавать под угрозой увольнения. Женщина не знает, что ей делать, и просит разобраться. Владимир Владимирович, извечный вопрос: что делать и как будем разбираться?

 

В.В.Путин: Ну вы мне дайте тогда эти материалы, что там? Что это за женщина, давайте мы её найдём после мероприятия нашего. Я ей гарантирую полную анонимность, поблагодарим её знакомого, приятеля, любимого – я не знаю, кто он ей приходится, – мужа, за его активную позицию и разберёмся, кто там и с какой целью проводит такие мероприятия. Для чего, так ли это вообще, тоже надо понять: этот случай-то имел место быть или нет? Всё очень бывает запутано, поэтому нужно разобраться. Если да, то нужно понять, кто это делает и зачем. Если тот, кто это делает, считает, что это делает для того, чтобы поддержать вашего покорного слугу, то люди заблуждаются, и наносят такими действиями только ущерб, только вред. В любом случае нужно разобраться, и если там действительно есть какие-то нарушения, те, кто эти нарушения допускают, должны быть наказаны.

 

В.Зайчиков: Спасибо.

 

Реплика: Здравствуйте, Владимир Владимирович! Меня зовут Максим, я студент юридического факультета Санкт-Петербургского государственного университета.

 

В.В.Путин: Однокорытник, значит.

 

Вопрос: Так точно. Вы сегодня уже упоминали проблему использования административного ресурса на выборах, в связи с этим у меня такой вопрос: не кажется ли Вам, что явка 80–90% в некоторых субъектах нашей страны подрывает доверие населения других регионов к законности и легитимности выборов? На Ваш взгляд, эти цифры свидетельствуют об особом отношении к голосованию в некоторых субъектах или же в данном случае речь идёт об использовании пресловутого административного ресурса для повышения явки?

 

В.В.Путин: Сказать, что совсем я не верю, что там никакого административного ресурса не используется, наверное, было бы неправильно. Может быть, и так. Но я и вам, и всем остальным коллегам, как юристам, хочу вот о чём сказать. Вы знаете, ведь в каждом субъекте Российской Федерации… Они очень разные. Вы в Питере живёте и вам кажется, что вся страна такая, как Питер, а это не так – она очень разная. Ливан, например, – известная страна на Ближнем Востоке, маленькая, но когда-то процветавшая, – её называли ближневосточной Швейцарией. Сегодня там практически постоянно ситуация гражданской войны, неразбериха, стрельба, развал экономики и социалки. Но когда-то она процветала, её реально называли Швейцарией, потому что там скапливался банковский капитал, там был один из известных мировых банковских центров, финансовых центров. Так вот, там существуют определённые правила, основанные на традиции: если президент от одной этнической группы – премьер обязательно должен быть от другой, председатель парламента – от третьей, или кто-то обязательно от христиан, от конфессии. Так сложилось там веками. Плохо это или хорошо? Казалось бы, в принципе в демократическом обществе человека на высокую должность нужно избирать по его политическим взглядам, по деловым и личным качествам. Но там сложилось иначе. Там – по личным и деловым, но с учётом принадлежности к определённой этнической группе либо конфессии. Представляете, у нас в Дагестане примерно то же самое де-факто, не по закону, а де-факто. Там если глава республики от аварцев, то председатель правительства обязательно должен быть от другой этнической группы, а всего их там десятки, но четыре титульных, основных. И они всё время делят должности и посты, исходя из этнической принадлежности. Когда я им говорю: слушайте, разве важно, аварец там или даргинец… Так? Вот вы с Кавказа, наверное, да?

 

Ответ: Нет.

 

В.В.Путин: Нет? Откуда?

 

Ответ: Я армянин.

 

В.В.Путин: С Кавказа, только с Южного. Он даже не знает, что Армения находится на Кавказе.

 

Я к чему это говорю? К тому, что то, что в Петербурге кажется невозможным, в некоторых субъектах Федерации это норма. Люди в некоторых субъектах, допустим, особенно за последнее время, когда у нас рухнула советская система промывания мозгов, многие подались в религию, вы знаете. В мусульманских республиках очень авторитетно мнение имама, в некоторых республиках тейповое деление – скажем, в Чечне. И до сих пор это очень сильно, семейное такое, клановое – не в плохом смысле этого слова, тейповое. И там существует внутренняя, очень семейная, строгая тейповая дисциплина. И если руководители этих тейпов считают, что нужно поучаствовать так-то или поддержать такого-то кандидата, они транслируют своё отношение к этому кандидату членам своей семьи, своей группы по большому счёту. Как правило, это очень уважаемые люди, авторитетные, и люди им доверяют. Оттуда, как правило, и такое единодушие при голосовании, хотя, повторяю ещё раз, говорить о том, что там полностью исключены какие-то нарушения или использование админресурсов, я тоже не могу. Но то, что я сказал вначале, обязательно нужно учитывать.

 

Пожалуйста, прошу вас.

 

К.Поздняков: Здравствуйте, Владимир Владимирович!

 

В.В.Путин: Привет!

 

К.Поздняков: Поздняков Константин, куратор проекта «Юридическая клиника Высшей школы экономики», город Москва. Владимир Владимирович, скажите, пожалуйста, как Вы считаете, если легитимность выборов и власти напрямую зависит от граждан, которые её поддерживают и которые проголосовали, может, нам всё-таки стоит пойти по пути демократических стран (таких как Бельгия, Греция, Италия, их список можно расширить) и ввести какие-либо наказания, которые в них существуют, от штрафа и общественного порицания до, скажем так, запрета на занятие государственных должностей тем гражданам, которые не ходят на выборы? Спасибо.

 

В.В.Путин: Мне почему приятно с вами общаться? Потому что здесь же юристы, коллеги. Наверняка вам приводили известный пример из римского права, из римской жизни, когда за карманные кражи в какое-то время на каком-то этапе была введена смертная казнь. Смертная казнь осуществлялась публично, на площадях. И больше всего карманных краж осуществлялось как раз при этих публичных казнях их коллег, потому что на площадях скапливалось большое количество народа и было удобно там работать в это время. И этот пример, как правило, приводят для того, чтобы сказать, что бесконечное ужесточение наказания на каком-то этапе не решает стоящих перед обществом проблем.

 

Конечно, наказание должно быть. Совсем недавно была введена уголовная ответственность за различного рода фальсификации. Нужно посмотреть, как это будет работать на практике, как будет складываться практика применения этого закона, правоприменительная практика. Но для того чтобы обеспечить чистые и прозрачные выборы, законные, недостаточно только увеличивать наказание или ужесточать наказание – нужно использовать целый комплекс мер. Вы знаете об инициативе установить веб-камеры на участках. Вы знаете о том, что мы до 2015 года (а если не знаете, я вас хочу проинформировать) должны ввести автоматизированную систему по всей стране. Почему до 2015 года? Сразу хочу предотвратить этот вопрос, если он возникнет у кого-то. Дело не только в финансировании (там многомиллиардное финансирование для производства соответствующего оборудования), но дело в том, что и промышленность не в состоянии просто выпустить такое количество оборудования в короткие сроки. А вот когда у нас на каждом участке будут стоять электронные системы голосования, тогда человек будет практически отстранён и от самого процесса приёма документов, и от подсчёта голосов, и так далее. Я надеюсь, что тогда это будет максимально прозрачно и максимально объективно. Поэтому мне кажется, что мы с вами должны будем идти по пути комплексного решения этой проблемы: и наказание ужесточать, если будет недостаточно того, что уже сделано, и внедрять технические средства для самого процесса голосования и подсчёта голосов. Пожалуйста.

 

Реплика: Здравствуйте, Владимир Владимирович, меня зовут Павел, Томский госуниверситет, аспирант. Здесь уже говорилось о том, что…

 

В.В.Путин: Недавно был там у вас в Томске.

 

Реплика: Да, я знаю.

 

В.В.Путин: Как там команда у вас, играет?

 

Ответ: Всё хорошо.

 

В.В.Путин: Всё хорошо?

 

Ответ: Да.

 

В.В.Путин: Значит, вы не болельщик.

 

Реплика: Имеется в виду, всё будет хорошо.

 

В.В.Путин: Молодец! Сразу чувствуется – юрист, не болельщик, но юрист.

 

Реплика: Здесь уже говорилось о том, что у Явлинского хороший корпус наблюдателей. Я с этим согласен, и у других партий тоже хорошие были наблюдатели, у КПРФ и у других, но тем не менее у них есть некоторые отличительные особенности. Во-первых, это то, что многие из них работают за деньги: в крупных городах стоимость этих услуг достигает 5 тыс. рублей. Второе – это то, что при наборе данных наблюдателей учитывается не то, есть ли у них правовое образование, какая-то гражданская сознательность, а то, чтобы они были физически крепкие, борзые и могли быть напористыми, так скажем. А в-третьих, есть такой момент, что данные наблюдатели не преследуют цели соблюдения законодательства, чтобы оно было чистым. Их цель – обеспечить скандал, который бы играл в пользу их кандидата и партии, и ради этого они зачастую мешают работе избирательных комиссий, запугивают, угрожают, вот это всё имеет место быть. Вместе с тем корпус наблюдателей, который формируется сейчас здесь… У нас другие задачи, у нас задача – обеспечить неукоснительное соблюдение избирательного законодательства. Я думаю, что эта задача будет нами достигнута. Хотел бы Вам задать такой вопрос: как Вы считаете, можно ли в обозримом будущем ввести в стране институт национальных наблюдателей? Что имеется в виду? Может быть, не самый удачный пример, но существует институт присяжных заседателей, которые набираются компьютерно-выборочным методом из числа граждан, чтобы они были не ангажированы и не заинтересованы в исходе избирательного законодательства. Как Вы считаете, возможно ли это? И, может быть, корпус наблюдателей станет как раз прологом данного института? Спасибо.

 

В.В.Путин: Интересное предложение, профессиональное предложение, наверное, можно об этом подумать, только мы должны исходить из того, что кандидат, когда приглашает наблюдателей, должен им доверять. Вы правы абсолютно, на практике так и происходит, многие наблюдатели, квазинаблюдатели, даже заточены не на наблюдение, а на то, чтобы скандалы устраивать. Это правда, особенно когда знаешь заранее, что их кандидат является аутсайдером. Их задача в том, чтобы раскачать выборы, делегитимировать их изначально и так далее, что плохо на самом деле, что вредно для страны. И люди должны понимать, что они вред наносят, ущерб наносят. Бороться надо за избирателя, бороться надо кандидатам за то, чтобы продвигать свои идеи, предложения, а не хулиганить на избирательных участках. Но, к сожалению, такая практика есть, и, конечно, один из способов решения проблемы – это повышение профессионализма избирателей. Здесь важно только не навредить, с тем чтобы – ещё раз повторяю – не выглядело это таким образом, что государство переключило на себя подготовку этих людей. Понимаете, в чём опасность? Правительство, государство, Президент переключили фактически на себя подготовку этих людей, начало им платить (оно – государство) и, таким образом, сразу резко повысили тот самый адмресурс, о котором мы говорим. Поэтому подумать над тем, что вы сказали, нужно, но так сделать, может быть, в будущем, не значит, что завтра надо делать. Надо вместе всем подумать нам, чтобы не возникало дополнительного роста этой опасной субстанции, которая называется «административный ресурс».

 

А.Белоусов: Здравствуйте, меня зовут Белоусов Алексей, Санкт-Петербург. Собственно говоря, такой вопрос. Владимир Владимирович: в последнее время молодёжь пользуется информацией из интернета и воспринимает её как истину. Зачастую это провокационные материалы, которые не имеют ничего общего с реальной ситуацией. В конце концов, это формирует общественное мнение. Как Вы считаете, можно ли это пускать на самотёк или же нужно привлекать силы сверху? Где сейчас искать правду?

 

В.В.Путин: Или что?

 

А.Белоусов: Или нужно это контролировать?

 

В.В.Путин: Контролировать? Интернет разве можно контролировать? Его можно только запретить. Вы знаете, всегда такая дилемма у нас существует. Она в чём заключается? Когда интернет не был так развит, тогда говорили, что в СМИ, по телевидению выступили так, сказали то – давайте мы их закроем и запретим. Но это самое плохое, что можно сделать. А что нужно делать? Нужно использовать эту самую площадку для ясного, конкретного, талантливого, эффективного ответа. Так, чтобы люди, которые увидят, услышат или прочитают, могли получить другую точку зрения – официальную либо неофициальную, – но привлекательную для них и основанную на реалиях жизни. Отвечать надо на той же площадке. Не запрещать и выгонять, не действовать по принципу «хватай и не пущай». Вы в каком институте учитесь?

 

А.Белоусов: Информационных технологий.

 

В.В.Путин: Это же не МВД, правильно? Сейчас и там в настоящее время так не действуют. Это в советские времена главный принцип был «хватай и не пущай». Сейчас такое не пройдёт. Запрещать ничего нельзя. Единственное, от чего себя государство должно оградить, – это от криминала в интернете. Я думаю, что каждый из здесь сидящих согласится, что когда преступные элементы используют интернет (скажем, педофилами используется, другими криминальными элементами), вот здесь, конечно, общество должно найти какие-то элементы для того, чтобы оградить себя от использования этого инструмента в преступных целях. Но интернет так же, как вот нож в руках или преступника, или врача, в одном случае убивает, в другом случае лечит. Давайте не будем ничего запрещать, а просто будем эффективно работать и с использованием этих инструментов. Более талантливо и эффективно, чем люди, которые используют это в неблаговидных целях.

 

Вопрос: Здравствуйте, Владимир Владимирович. Я представляю Национальный исследовательский университет МЭИ и Союз студенческих землячеств. Вопрос такой: в случае Вашей победы на предстоящих выборах…

 

В.В.Путин: Допустим.

 

Вопрос: …предложите ли Вы своим конкурентам в политической борьбе на предстоящих выборах какие-нибудь посты в органах исполнительной власти?

 

В.В.Путин: Вы знаете, я же уже говорил... Это один из моих ответов, видимо, навеял этот вопрос. Я уже говорил о том, что приглашал дельных людей из партий, которые считались оппозиционными, ну и считаются оппозиционными, – из «Правого дела», из «Яблока» – на работу. Они работали и продолжают эффективно – я должен это подчеркнуть – эффективно работать, поэтому я не вижу здесь ничего невозможного. Более того, я не думаю, что я имею право сейчас об этом говорить. С некоторыми коллегами мы обсуждали, некоторые хотят, чтобы из их партий они делегировали своих представителей в исполнительную власть. Я этого не исключаю.

 

И.Цирулёв: Здравствуёте, Владимир Владимирович!

 

В.В.Путин: Здравствуйте!

 

И.Цирулёв: Цирулёв Илья, Московский финансово-юридический университет. Я хотел у Вас спросить (это вопрос достаточно общий), а есть ли у Вас какие-то ожидания по поводу нового поколения юристов, какие-нибудь требования, ещё что-нибудь такое, чтобы это было, знаете, как направление для нас? Потому что мне хотелось бы в будущем работать в государственных органах, так что я к Вам приду, Владимир Владимирович.

 

В.В.Путин: Я вижу, что вы мой избиратель, не просто наблюдатель, а избиратель, потому что вы хотите ко мне прийти, вы сказали, на работу. Спасибо. Вы знаете, самое главное требование – это профессионализм. В Ленинградском государственном университете, где я имел честь и удовольствие учиться, у нас было очень много хороших преподавателей. Я помню Олимпиада Соломоновича Иоффе, который нам читал гражданское право. Я надеюсь, что кто-то из вас видел его монографию, учебники. Я считаю, что это был один из лучших цивилистов Советского Союза. Один из лучших цивилистов! Нам международное право преподавали очень глубоко и интересно, римское право. Профессор Толстой (Ю.К.Толстой) до сих пор работает, дай Бог ему здоровья. Валерий Абрамович Мусин – прекрасный специалист в области международного частного права, просто блестящий! Ходячая энциклопедия: что ни спроси, всё знает, даже противно. Думаешь, что же такое, компьютер, что ли, у него в голове? Особенно в современном мире, я уже не говорю там про государственное право и так далее, что очень важно для фундаментальных основ нашего государства и общества, но и в гражданском праве, уголовном праве очень-очень востребованы юристы сегодня. Не так, как в советское время, потому что практически все сферы деятельности (почти все) в советское время регулировались административным способом.

 

А сегодня мы с вами должны – если вам удалось посмотреть мою последнюю статью по экономике, если нет, я вам рекомендую это сделать, неплохая получилась статья, – мы должны уходить и в экономике как можно дальше от государственного регулирования. Не значит, что полностью надо государству уйти, не дай Бог, этого нельзя допустить ни в коем случае, у нас есть сферы деятельности, где государство обязано присутствовать и регулировать, в том числе экономический процесс. Но в значительной степени там, где это не нужно, там, где это связано только с бюрократизацией и с коррупцией, государство должно выходить. А кто будет регулировать? Рынок. А правила какие? Гражданское право, другие отрасли права.

 

В этом смысле значение нашей с вами профессии кардинальным образом возрастает, и поэтому первое и самое главное требование – высокий уровень профессионализма, а второе – личной порядочности, потому что для юриста это очень важно, причем тоже практически во всех сферах деятельности – и при регулировании хозяйственных отношений, и особенно, конечно, в области уголовного процесса, я уже не говорю про государственное строительство, государственное право – это само собой разумеется, потому что там прямой контакт с людьми и от того, насколько человек ведёт себя порядочно, профессионально, зависит доверие граждан к государству вообще, это очень важно, крайне важно. Поэтому я на вас очень рассчитываю. Спасибо.

 

Реплика: Владимир Владимирович!

 

В.В.Путин: Сейчас-сейчас, я сейчас к вам доберусь. А вы уже с паспортом сидите, вы уже голосовать собрались? Пожалуйста.

 

Д.Дугинов: Добрый день, Владимир Владимирович, Даниил Дугинов, Москва, юрист, координатор корпуса «За чистые выборы». Мой вопрос связан вот с чем. Ни для кого не секрет, что (в принципе всем это очевидно) в последние годы как выборы непосредственно, так и избирательные кампании стали грязнее. И думские выборы, и декабрьские…

 

В.В.Путин: Сколько вам лет, извините?

 

Д.Дугинов: 30.

 

В.В.Путин: 30? А, значит, вы предыдущие выборы тоже видели? Но, видимо, вы совсем были молодым человеком, не обратили внимания, насколько были грязными те.

 

Д.Дугинов: Ну я просто хочу сказать, что… Был какой-то промежуток всё-таки – выборы 2008 года, например, на мой взгляд, были чище. И сегодня вновь становится популярным такой метод, как чёрный пиар, когда кандидаты полощут друг друга в эфире, используя при этом компромат, какие-то недостоверные или надуманные факты. При этом становится очевидным, что для таких людей предвыборная гонка, предвыборная кампания заключается не в том, чтобы донести до своих избирателей свою программу политическую, а в том, чтобы как раз опорочить каким-то образом своих политических конкурентов. Более того, допрыгались до того, что сейчас публикуются телефонные переговоры, личные телефонные переговоры, раздуваются из этого скандалы. При этом, на мой взгляд, и я думаю, юристы со мной согласятся, – это же прямое нарушение Конституции. Люди, которые это публикуют, они без зазрения совести говорят: «Да, мы имеем право». Сегодня редактор Life News, этого портала в том числе, который опубликовал, сказал: «Да, мы имеем на это право». На мой взгляд, с такой ситуацией… Мы просто скатываемся в чернуху, если можно так сказать. И вопрос вот в чём: видите ли Вы какие-то методы, какие-то пути для того, чтобы направить вектор нашей политической борьбы в какое-то цивилизованное русло? Что делать, каким образом? Спасибо.

 

В.В.Путин: Во-первых, всё, что является нарушением закона, должно пресекаться. Всё. От кого бы это ни исходило.

 

Что касается вот этой чернухи, как вы сказали, – да, к сожалению, она используется. Первое. Второе – она, к сожалению, используется везде, и не только у нас, и за рубежом тоже, и очень активным образом. Конечно, в этой связи достойно сожаления, что такие методы, как правило… Не как правило, а стопроцентно исполнители этих процедур даже не затрудняют себя тем, чтобы хоть что-то попытаться доказывать. Просто выливается и всё. А потом начинают обсуждать и сами же организуют это обсуждение. Такая методика, достаточно неплохо отработанная.

 

Какое противоядие? Повышение уровня общей, в том числе и политической, культуры. Ответственность соответствующих структур – и государства, и общественных структур. Вот мы говорим, я, особенно когда с ветеранами встречаюсь, всегда слышу упрёки в сторону средств массовой информации. Это тоже уровень корпоративной культуры. Как правило, это ими объясняется, что они должны бороться за аудиторию. От уровня этой аудитории зависит стоимость одной минуты рекламного времени. Чем больше аудитория у канала, тем дороже минута рекламного времени, поэтому как ни включишь – там то ли убивают, то ли насилуют, то ли кто-то за кем-то бежит, то ли кто-то от кого-то убегает. Другого почти ничего нет. Они говорят: «Людям хочется это смотреть, мы показываем. Будем показывать то, что им хочется смотреть». Но миссия средств массовой информации не только в том, чтобы деньги зарабатывать любой ценой, а в том, чтобы воспитывать граждан. В этом же заключатся и миссия, скажем, людей вашей профессии. Коллега спрашивал: «Что Вы ожидаете от юристов?» Это тоже одна из миссий, профессиональная, не менее важная, чем миссия врача для общества. Это требует времени и системной работы. Надеюсь, что уровень нашей политической культуры будет постоянно расти,  как бы там чего ни происходило.

 

Реплика: Я студент Дагестанского государственного университета, даргинец, кстати, не аварец.

 

В.В.Путин: Ну извини, я про даргинцев тоже вспомнил.

 

Вопрос: Я бы хотел с Вашего позволения задать вопрос из двух частей. И, скорее всего, он касается Вашего дальнейшего курса, если Вы будете избраны Президентом Российской Федерации. Первый вопрос относительно Организации Объединённых Наций. Сегодняшние реалии говорят о том, что реформа Организации Объединенных Наций – об этом говорят и многие учёные, и политологи, и правоведы – назрела давно. Какие, на Ваш взгляд, необходимо принять меры для того, чтобы возродить значение Организации Объединённых Наций в мировом сообществе и, так сказать, возродить её роль? Это первый вопрос. И второй вопрос: какой Вы видите дальнейшую судьбу реформ в сфере образования, а именно хотелось бы узнать Ваше мнение по поводу системы магистратуры и бакалавриата, которая сегодня уже внедрена в нашу образовательную систему, так как я студент дагестанского образовательного университета. И хотелось бы от нашего…

 

В.В.Путин: Это уже третий вопрос

 

Реплика: Я хотел бы пожелать Вам большого успеха на предстоящих выборах.

 

В.В.Путин: А, ну хорошо. Извините, что вас перебил. Третье оказалось самым важным. Ладно, хорошо, садитесь, пожалуйста.

 

Что касается ООН, действительно ООН зародилась в период борьбы с нацизмом и отражала реалии тогдашнего мира, соотношение сил в мире. Естественно, главной целью организации было и остаётся сохранение международного мира и безопасности. Был создан беспрецедентный инструмент поддержания международного мира. Если здесь есть люди, которые… Почти все, наверное, об этом знают, но кто-то меньше, кто-то больше интересуется международным публичным правом. До этого функционировала, была создана после Первой мировой войны так называемая Лига Наций, которая вообще ничего не могла решить: у неё не было обязывающих инструментов. У Организации Объединённых Наций такие инструменты есть. Напомню, что из всех членов организации несколько государств составляют Совет Безопасности Организации Объединённых Наций, который, собственно, и принимает, может принимать обязывающие решения.

 

Сегодня мир существенным образом изменился, и Организация Объединённых Наций, конечно, должна отражать эти реалии сегодняшнего дня. Но нельзя при реформировании ООН выхолостить сердцевину того, что делает её эффективной, нельзя опять всё вернуть на круги своя и превратить ООН в Лигу Наций, которая почила в бозе, в своё время проявила полную свою неэффективность и недееспособность.

 

Я бы хотел вас только предупредить от одного: не повторять клише, которое сейчас время от времени нашими иностранными коллегами внедряется в сознание. А клише заключается в том, что Организация Объединённых Наций сегодня неэффективна. Это не так. Об этом начали говорить наши американские друзья, когда ООН и Совет Безопасности не поддержали их планы в отношении Ирака. Начали говорить «вот она неэффективная и давайте мы будем всё делать без неё». Она, когда не поддержала американцев по иракской проблематике, как раз и проявила свою эффективность, потому что она утратит свою эффективность в ту же секунду, когда начнёт обслуживать политические интересы одного члена этой организации. А вот она устояла тогда. Американцы пошли по другому пути: они сказали, что кто не с нами, тот против нас, завели войска, а потом начали всех союзников подтаскивать туда в явочном порядке, палкой туда запихивать их. Кого запихнули, кого нет – это уже другая история. Но ООН, кстати, проявила свою дееспособность. И более того, если бы она поддалась тогда диктату, в эту секунду она бы умерла. Это, правда, не значит, что не нужно искать компромиссов в рамках действующих структур. Сегодня нужно их искать и добиваться этих компромиссов. Политика – это вообще искусство этих компромиссов.

 

И второе – не значит, что не нужно думать над реорганизацией. Как я уже сказал, ООН должна отвечать сегодняшнему раскладу сил в мире. Поэтому такая страна, как, скажем, Индия, которая находится вне рамок постоянного члена Совета Безопасности ООН, – это уже, конечно, аномалия.

 

Есть ещё одно соображение, на которое мы должны обратить внимание. Все решения, связанные с реорганизацией такой универсальной международной структуры, как ООН, должны быть основаны если не на консенсусе всех стран, что, видимо, невозможно, то на поддержке подавляющего большинства. Нельзя принять решение по реструктуризации такой универсальной организации, как ООН, основываясь на мнении двух-трёх членов организации. Такие реформы должно поддержать большинство членов организации – вот этого надо добиваться. Это сложный процесс, он, может быть, будет ещё не один год идти, но нужно идти именно по этому пути. Это первое.

 

Второе – по поводу реформы образования. Конечно, в нашей системе образования, доставшейся нам ещё с советских времён, очень много хорошего и очень много фундаментального, чего в других системах образования, может быть, и нет в достаточном количестве и достаточного качества. Но вы со мной, наверное, согласитесь в том, что наша страна должна быть открыта к миру. Это значит, что выпускники наших вузов должны быть полноценными участниками международного рынка труда. А для того чтобы это имело место, нужно, чтобы формы, методы, способы подготовки были, если не идентичными, то единообразно понимаемыми на европейском и других мировых рынках. В том числе и поэтому мы пошли на то, чтобы бакалавриат, магистратуру внедрять. Кстати, и то, и другое считается высшим образованием. Скажем, для таких ведущих наших вузов, как Московский государственный университет, Питерский университет всё-таки мы делаем исключение, позволяем, даём им возможность, кроме оценки количества баллов по ЕГЭ, ещё и проводить собеседование. В Московском государственном они проводят такое собеседование, видимо, это востребовано. И конечно, нужно совершенствовать имеющуюся систему отбора абитуриентов – это совершенно очевидный факт. Пожалуйста.

 

А.Кошель: Владимир Владимирович, здравствуйте!

 

В.В.Путин: Здравствуйте!

 

А.Кошель: Меня зовут Алексей Кошель, я студент юридического факультета МГУ. Мы все здесь собрались, боремся за чистые выборы, за чистоту волеизъявления граждан.

 

В.В.Путин: Ещё только собираетесь.

 

А.Кошель: Нет, боремся уже вовсю. По крайней мере в мыслях, обсуждаем. Мой коллега из СПбГУ, с юридического факультета, задавал вопрос о том, что в некоторых регионах есть такая проблема: они смотрят на другие регионы, где очень большая явка, и им кажется, что это не совсем честно. Все мы смотрим телевизор и наблюдаем за выборами в других странах, как это проходит, как они обеспечивают чистоту, волеизъявление граждан, чтобы каждый лично проголосовал. Это даже не совсем вопрос, больше предложение. Очень многое уже сделано, может быть, стоит добавить такую вещь, как фиксирование того, что человек получил бюллетень? К примеру, пометка на ногте маркером о том, что человек получил бюллетень. Второй раз этот человек уже бюллетень не получит. Как Вы считаете, такое предложение актуально?

 

В.В.Путин: Мудрёно. Я что-то даже не очень… Если человек получил бюллетень, там же делается отметка о том, что он получил бюллетень.

 

А.Кошель: Чтобы по другому паспорту не проголосовали и так далее.

 

В.В.Путин: По другому? Вы знаете, это уже криминал какой-то – по другому. У человека должен быть один паспорт. Вы знаете, то, что вы всё-таки думаете над этим, инженерная мысль бушует, как Аркадий Исаакович (Райкин) говорил в своё время, – это хорошо. Честно говоря, если без иронии, надо ещё подумать над тем, что вы сейчас сказали. Я не очень понимаю. Что, нужно разве как-то дополнительно регистрировать получение бюллетеня? Там же уже вносятся какие-то… Я прописан в Москве по определённому адресу, я беру – сразу там соответствующая отметка делается.

 

А.Кошель: Я тоже работал членом комиссии. Очень большой поток людей, члены комиссии их не запоминают.

 

В.В.Путин: Но они же помечают в списке жильцов-то.

 

А.Кошель: Совершенно верно. Просто в Кыргызстане недавно проходили выборы, показывали: действительно помечают людям на ногте правом, в какой-то части ногтя, пальца, что получил человек бюллетень.

 

В.В.Путин: Ну, отпечатки пальцев – это тем, кто писать не умеет. Вы уж совсем…

 

А.Кошель: Это как вариант.

 

В.В.Путин: Давайте подумаем, ладно? Подумаем.

 

И.Чпанский: Добрый день! Чпанский Иван, аспирант Московской государственной юридической академии. Помимо этого я ещё являюсь…

 

В.В.Путин: Это называется политическая конкуренция. У вашей аудитории уже обеспечена.

 

И.Чпанский: Перебиваю, да? Помимо того, что я являюсь аспирантом, я волонтёр специального ситуационного центра, который имеет все технические возможности для осуществления мониторинга предстоящих выборов – предстоящих и, возможно, последующих выборов. Инициатором создания этого ситуационного центра является группа молодых (ну молодых и не очень) юристов по различным направлениям права. И если (у меня есть такое приглашение) у Вас после сегодняшнего мероприятия будет время, я хотел бы пригласить посетить этот центр и ознакомиться с его работой.

 

В.В.Путин: А где он находится?

 

И.Чпанский: Он находится недалеко отсюда. Там работают такие же волонтеры, как я, – молодые юристы, аспиранты.

 

В.В.Путин: А что вы там делаете? Пришли утром, и что? Сели, и что?

 

И.Чпанский: Там очень хорошая технологическая база. В частности, там можно отслеживать всё.  Допустим, у человека нет возможности подать жалобу или он не умеет подавать жалобу на нарушение своих избирательных прав, он может нам позвонить в call-центр.

 

В.В.Путин: Здорово.

 

И.Чпанский: И мы, соответственно, поможем ему оформить данную жалобу.

 

В.В.Путин: Здорово, отлично!

 

И.Чпанский: Кроме того, есть возможность подать все это в интернете.

 

В.В.Путин: И сколько человек работает у вас там?

 

И.Чпанский: Знаете, вот сейчас он пока работает в пробном таком, тестовом режиме. У нас немного людей, но если эта инициатива будет соответствующим образом поддержана, развиваться, то, естественно, к выборам количество таких волонтёров увеличится. Это, я думаю, несколько десятков людей.

 

В.В.Путин: Понял, поддержим. Вы оставьте тогда хотя бы какие-то координаты, ладно? Вот ребятам, помощникам моим. Хорошо? Пожалуйста.

 

А.Кочурова: Добрый день, Владимир Владимирович. Кочурова Алена, 2-й курс МГИМО. Скажите, пожалуйста, Вы помните свои первые выборы? Какие у Вас ощущения с ними связаны и что Вас мотивирует снова принимать участие в этой тяжёлой процедуре?

 

В.В.Путин: Во-первых, я никогда не хотел принимать участия в выборах, потому что мне казалось, что это процедура не только тяжёлая, но и такая, противная. Да, я сейчас скажу почему. Значит, что мне всегда не нравилось в этом процессе? Потому что вроде надо обещать всё, а у меня просто язык не поворачивается обещать то, чего сделать невозможно. И при этом кажется, что если не наобещать, то это будет недостаточно, что, наоборот, надо вот обещать. Выяснилось на практике, что это не так. И меня это очень порадовало. Выяснилось, что наши граждане, даже люди, казалось бы, не подготовленные ни с юридической, ни с экономической точки зрения, как бы чувствуют искренность тех людей, которые формулируют то, что и как они собираются делать.

 

И я, конечно, помню 2000 год. Многие здесь - молодые люди, но думаю, что многие тоже помнят: страна была в достаточно сложном положении. У нас только что закончился кризис 1998 года, дефолт был страны. Понятно, да, что страна была объявлена банкротом, Россия. Дефолт у нас был в 1998 году. Так, на минуточку, напоминаю просто. Шло очень тяжёлое противоборство на Кавказе, ребята даже молодые здесь с Кавказа, наверное, знают, обычно помнят, потому что все семьи переживали очень тяжело - и в России вообще, а там особенно, люди же страдали, которые там жили. Было много других проблем социального характера, и это была другая страна. Сейчас у нас многое изменилось, причём изменилось кардинально. У нас почти в 2 раза выросла экономика. Вы знаете, я уже говорил, хочу ещё раз повторить: у нас почти в 2 раза сократилось количество людей, живущих за чертой бедности, причём это по разным оценкам. У нас одни критерии отнесения людей к бедным, а на Западе – немножко другие, но и по западным, и по нашим оценкам количество сократилось почти в 2 раза. По нашим оценкам, сейчас у нас 12,5% населения, а по западным – 26%, но количество сократилось в 2 раза. У нас доходы на душу населения выросли существенным образом, и вот это всё-таки самое главное.

 

И всё-таки у нас Конституция действует на всей территории страны. Вам как юристам это должно быть даже с профессиональной точки зрения интересно. Если вы посмотрите уставы субъектов Федерации 2000 года либо Конституции некоторых наших республик в составе Российской Федерации (возьмите, почитайте, того времени), там есть всё, что угодно: и суверенитет, и границы, нет только одного – что это субъект Российской Федерации. Это был очень болезненный, сложный процесс. Мы его прошли спокойно и без революции, кстати сказать. И руководство субъектов Российской Федерации (я должен отдать им должное) очень серьёзно подошло, ответственно. Да, там были некоторые экономические вопросы, нам нужно было решить. Мы это сделали мягко, спокойно, даже никто не заметил. Мы полностью восстановили конституционное поле Российской Федерации, полностью. Теперь другая ситуация, но и запросы граждан другие, ожидания другие. И те, кто претендует на какие-то высоты в политической иерархии, должны отвечать не на то, что было сделано вчера, а на ожидания сегодняшнего и завтрашнего дня. Но и ваш покорный слуга, и многие люди, которые со мной работали, – мы же прошли весь этот период. Мы понимаем, где мы находимся, и мы можем точно и ясно сказать, во всяком случае, я для себя это точно знаю, что конкретно нам нужно делать, куда двигаться и какими средствами добиваться целей и рубежей, на которые должна выдвинуться страна. Это первое – первый мотив того, что я принял решение баллотироваться.

 

Второй – очень важный. У нас многое сделано, но всё-таки много очень сделано на живую нитку. Но всё же развивается, и вызовы новые и новые появляются. Нам нужно добиться, я писал тоже в одной из своих статей, чтобы у нас был создан такой государственный организм, который бы генерировал новую экономику современную, эффективную, чтобы мы при этом могли себя эффективно защищать, обеспечивать безопасность и внутреннюю, и внешнюю и чтобы на этой базе могли обеспечить постоянный рост благосостояния граждан, чтобы это был такой здоровый, мощный, живой организм, который бы и стабильность обеспечивал, и живо бы реагировал на изменения внутри страны и вовне её. В этом я вижу для себя сверхзадачу.

 

А.Кочурова: Спасибо большое.

 

Ч.Зотов: Здравствуйте, уважаемые коллеги! Здравствуйте, Владимир Владимирович! Меня зовут, кстати, Чермен Зотов, я представляю Северную Осетию. Сам я из очень маленького села, которое называется Мостиздах. В этом селе очень Вам благодарны за то, что Вы сделали в 2000 годы многое для сохранения Кавказа и целостности страны, а также за помощь Южной Осетии во времена грузино-осетинской войны, хотя Вы уже были Премьер-министром. Но я знаю, что Вы очень многое до сих пор делаете для этой маленькой республики. Меня очень попросили пожать Вам за это руку. Можно? (пожимает)

 

В.В.Путин: Спасибо.

 

Ч.Зотов: Что касается моего вопроса. Вопрос, в первую очередь, о юридических клиниках.

 

В.В.Путин: Юридических?

 

Ч.Зотов: Да, юридических клиниках. Это так называемые центры бесплатной юридической помощи, которые создаются на базе вузов. Ассоциация юристов очень многое делает для поддержки этих юридических клиник. Но у меня есть такое предложение: может быть, стоит обговорить с министром образования, а также с министром юстиции вопрос о том, чтобы включили в бюджет вузов страны, хотя бы государственных вузов, имеющих юридические факультеты, строку на содержание вот этих самых центров? Всё-таки они зарекомендовали себя с положительной стороны и очень сильно помогают малоимущим гражданам. Очень часто, хотя бы даже вот на краску, на печать, на выезд в сёла для оказания помощи гражданам требуются хоть какие-то небольшие деньги. И для этого, я считаю, было бы неплохо, если бы вузы включили в бюджет эту небольшую строку на содержание этих центров. Это предложение.

 

А вопрос касается… Мы все знаем, что сейчас очень активно обсуждается вопрос о том, чтобы ввести сертификацию для юристов. Что это значит? Это квалификационный экзамен, который позволит юристу, имеющему диплом, получить допуск к своей профессии. В частности, об этом говорил недавно Виктор Блажеев, который является ректором этого института ( Московская государственная юридическая академия), и многие другие люди об этом сейчас очень серьёзно говорят. Хотелось бы узнать Ваше мнение: стоит ли вводить какой-то такой квалификационный экзамен для юристов, для того чтобы заниматься профессиональной деятельностью? И второй вопрос немножко, может быть, связан с предыдущим, но всё-таки мне интересно. Недавно у нас было заседание молодых юристов, и кто-то из лекторов спросил: кто из вас хочет стать Президентом России? Я увидел лес рук в зале. И с ужасом увидел, что моя рука тоже поднята, хотя не ожидал. Вот очень интересно: вот Вы в молодости мечтали стать Президентом? Если не Президентом, то кем Вы хотели стать? Спасибо.

 

В.В.Путин: Я стал тем, кем я мечтал стать в свое время: я хотел работать в органах внешней разведки. Действительно хотел, я к этому стремился, более того, я даже специально поступил на юридический факультет, потому что мне сказали, что для того чтобы работать там, нужно иметь такое-то, такое-то образование, и я пошёл специально поступил. Правда, я потом для этого ничего не делал. И меня взяли, ну не то чтобы взяли с распределения, за год примерно мне позвонили домой, сотрудник управления со мной встретился, поговорил, спросил, хочу ли я работать. Я сказал, что хочу. И с тех пор я его не видел. Год прошёл, он куда-то пропал. Я уже думал, что забыли, начал готовиться или в адвокатуру, или в спецпрокуратуру (в системе прокуратуры была такая спецпрокуратура, не знаю, сейчас она есть или нет, на закрытых объектах работали). Но вдруг там за несколько недель появился опять тот же кадровый сотрудник и сказал, что да, у нас ничего нынче не отменили, если у вас желание не пропало… Я сказал: «Нет, не пропало», и меня с распределения забрали. Конечно, я никогда не думал, что я буду главой государства, мне даже в голову такое не приходило, я уехал за границу, там пять лет проработал, вернулся. Кстати, они знают, это известно, я работал в университете, я был помощником ректора Ленинградского университета по международным связям. А потом уже так судьба сложилась, что получилось так, как получилось, и я не жалею об этом, потому что это даёт возможность послужить своей стране, без всякого пафоса это говорю, своему народу, реализовать себя. Мне нравится то, что я делаю, и особенно приятно, когда чувствуешь, когда реально видишь результаты. Как на стройке, когда пришёл на площадку – пусто, ушёл – здание стоит. Вот мне бы очень хотелось, чтобы после моей работы осталось крепкое здание современной России.

 

Что касается того, что нужно ли ещё какой-то дополнительный сертификат получать… А диплом что такое? Я не понимаю… Виктор Владимирович, он же здесь, может быть, он пояснит? Виктор Владимирович, а зачем какой-то сертификат ещё? Мы что, разве не доверяем дипломам академии?

 

В.В.Блажеев: Владимир Владимирович, у нас есть определённая дискуссия, связанная вот с этой идеей допуска к профессии. Дело в том, что университет подтверждает своим дипломом то, что человек получил юридические знания, а для того, чтобы занять определённую должность в адвокатуре, для того, чтобы занять определённую должность в судебной системе, нужно ещё сдавать дополнительный экзамен с учётом тех умений, навыков, которые необходимы…

 

В.В.Путин: Для конкретной профессии уже.

 

Ч.Зотов: Да, для конкретной профессии, и это будет как бы допуск в профессию. Ну это сейчас идёт дискуссия, идёт обсуждение, это ещё несостоявшийся в общем-то факт.

 

В.В.Путин: Понятно. Ну вы знаете, что и в прежние времена просто так стать судьёй со студенческой скамьи было невозможно. В этом смысле, наверное, на эту тему можно подумать. Главное, что не подвергается сомнению качество диплома юриста. Нет, не подвергается. Ну тогда да, наверное, всё-таки работа современного юриста по различным направлениям усложняется. У вас я не знаю, у нас была одна специализация – правоведение, и всё. Сейчас их несколько, три-четыре специализации, да? Уже хорошо, но, может быть, и этого недостаточно, и для того чтобы работать узким специалистом, может быть, и нужно подтверждать какую-то квалификацию. Ну, вы слышали, Виктор Владимирович сказал, это в процессе обсуждения находится. Я могу представить себе, что для того, чтобы работать в какой-то конкретной узкой сфере, юрист должен подтвердить уровень своей квалификации, но надо только подумать над этим, как это практически организовать таким образом, чтобы ни в коем случае не ставить под сомнение качество полученного образования. Пожалуйста.

 

К.Лайн: Здравствуйте, Владимир Владимирович, меня зовут Лайн Карина, я студентка 5-го курса Московского государственного университета технологий и управления имени Кирилла Григорьевича Разумовского. На предстоящих выборах уже зарегистрировано пять кандидатов, и все они мужского пола.

 

В.В.Путин: Да что вы?

 

К.Лайн: Да. Воспримете ли Вы всерьёз кандидатуру женщины на президентских выборах в 2018 году? Спасибо.

 

В.В.Путин: Да, конечно, вот вы знаете, у нашего соседа, в Финляндии, Тарья Халонен, у неё заканчивается 12-летний период пребывания её в качестве президента Финляндской Республики. 12 лет она исполняла эти обязанности. Там так же, как в России сейчас, 6 лет, дважды она избиралась, вот сейчас заканчивается 12-летний период. На мой взгляд, она очень хороший глава государства была, очень хороший, взвешенный, грамотный специалист, человек душевный очень. Вообще женщины привносят в любую сферу деятельности не просто женский шарм и надёжность, но и определённым образом являются таким балансом, морально-этическим балансом. Вот когда мужики собираются, если женщины есть, по матушке уже неудобно пройтись, хотя иногда очень хочется, но даже присутствие женщины сдерживает от этого, это уже положительный фактор. И кроме всего прочего, женщины ведь подходят – это известно, это и психологи об этом говорят – они очень тщательно подходят к тому делу, которым занимаются, въедливо, поэтому это востребовано, конечно. И то, что в нашей стране женщина не только может баллотироваться, но и может стать главой государства, – я не только этого не исключаю, но в будущем, Бог даст, если сложится, буду и поддерживать активным образом. Вот первый кандидат, я понимаю, нет? Да, девушка вот. Нет, мужики перехватывают всё-таки. Пожалуйста.

 

Ю.Мордасова: Спасибо. Здравствуйте! Меня зовут Мордасова Юлия, я выпускница Московской государственной юридической академии имени О.Е.Кутафина. Хотелось бы задать Вам такой вопрос, который интересует, надеюсь, не только меня, но и всё окружение. Возвращаясь к вопросу о политической конкуренции, скажите, пожалуйста, Владимир Владимирович, Вы среди тех кандидатов, которые на данный момент зарегистрированы уже, видите достойного и сильного соперника?

 

В.В.Путин: Вот всё хорошо в женщинах, но тараторят так, что не понять. Можно в этой части сначала?

 

Ю.Мордасова: Хорошо, я только учусь.

 

В.В.Путин: В завершающей части, пожалуйста.

 

Ю.Мордасова: Видите ли Вы для себя достойного соперника и конкурента среди кандидатов? И, на Ваш взгляд, есть ли в их предвыборных программах интересные, актуальные идеи? Готовы ли Вы к ним прислушаться в случае Вашей победы на предстоящих выборах? Спасибо.

 

В.В.Путин: И идеи есть неплохие, я практически со всеми знаком, с этими идеями, и с каждым кандидатом знаком, знаком лично, хорошо и долго. Некоторые вещи мне кажутся нереализуемыми или несвоевременными, а некоторые, кстати сказать, и реализованы. Начнём с такого эпатажного политика, как Жириновский. Ну что вы смеётесь? У Владимира Вольфовича здравые идеи формулируются, и нередко. Вот я предложил в своё время сформировать семь федеральных округов, сейчас не буду говорить причины, по которым я предложил это сделать, – это реализовано. Но потом мы с ним встречались, он говорит: это же я предложил. Я посмотрел его брошюрки, которые он принёс, более раннего периода, ещё до того, как я это предложил, а он там писал примерно то же самое. Совпало просто, и в этом есть определённый смысл. Правда, я не шучу! Это не ирония, не шутка, это так и есть. Владимир Вольфович неплохой специалист по Востоку, он действительно в этом хорошо разбирается, глубоко и профессионально, и здесь многие вещи, которые он предлагает, формулирует, достойны внимания. Но, к сожалению, есть нечто такое, что, на мой взгляд, является неприемлемым для нашей страны, для нашей многонациональной страны, даже очень опасным.

 

У Геннадия Андреевича Зюганова. Здесь далеко не все, или почти никого нет, кто был бы членом КПСС, а я был. И я не только был членом КПСС, я в КГБ работал, а КГБ называли вооружённым отрядом партии – такая формулировка была, поэтому в этом смысле я даже был покруче коммунистом, чем Геннадий Андреевич. Просто идеология, политика, экономическая политика, внутренняя политика – ведь именно всё это привело к развалу государства, к развалу государства российского, хотя называлось Советским Союзом. Была просто большая Россия, переименовали просто в своё время, и всё. Это же Россия была. Развалили – и опять предлагается то же самое. Но разве мы можем опять пойти по тому же пути, который завёл нас в тупик? Я сейчас не буду говорить о деталях, хотя есть, если посмотреть на какие-то отдельные предложения, и у Геннадия Андреевича, и у его экспертов есть вполне разумные вещи, которые можно было бы взять на вооружение в ходе практической работы по отдельным сегментам. У нас плановое хозяйство невозможно и вредно, избыточное регулирование со стороны государства возможно, но вредно, а стратегическое планирование в рамках корпорации, скажем, в Японии используется достаточно широко. И, кстати, ваш покорный слуга тоже в своё время работу-то писал о стратегическом планировании в экономике. А в целом у КПРФ, у Зюганова есть там такие предложения, и я не считаю, что они неприемлемы, – наоборот, внимательно нужно посмотреть, может, что-то модернизировать.

 

Прохорова Михаила Дмитриевича я знаю не близко, но тоже довольно давно, когда в своё время помогал им по бизнесу. Они приходили со своими партнёрами по целому ряду вопросов. Не ему лично, а компаниям. Он современный человек, искренний, на мой взгляд, который реально хочет улучшить ситуацию в экономике, полагает, что его предложения улучшат ситуацию и в социальной сфере. Сейчас он говорит о том, что он не предлагал увеличить рабочую неделю, а предлагал только разрешить людям работать столько, сколько они хотят. Вы знаете, это вроде бы неплохо – разрешить, но на практике я знаю, к чему приводит. Это приведёт к тому, что все будут вкалывать так, как хозяин прикажет. Но у него есть свои предложения в сфере развития экономики, достаточно либеральные и, на мой взгляд, такие, которые мы так или иначе будем применять. У него есть хорошие вещи, на которые следует обратить внимание. Я считаю, что у всех что-то есть хорошее, положительное и применимое к развитию нашей страны. Я к ним ко всем отношусь с уважением. А что такое относиться к кому-то с уважением? Это признать, что какой-то конкретный человек в чём-то лучше тебя. Они достойные соперники, и мне будет интересно с ними пройти этот период предвыборной кампании, послушать, как они излагают свои предложения. Повторяю ещё раз, там у каждого что-то есть, но если взять в комплексе всё, что они предлагают, ещё раз хочу повторить то, с чего начал, вот в комплексе: я считаю, что или несвоевременно или нереализуемо, но отдельные вещи, конечно, есть вполне здравые.

 

О.Микитасов: Олег Микитасов, Московская государственная юридическая академия.

 

В.В.Путин: Пожалуйста.

 

О.Микитасов: Владимир Владимирович, чуть меньше, чем четыре года назад нынешний Президент Российской Федерации, вступая в должность, провозгласил курс на развитие правовой культуры и ликвидации юридической безграмотности. Вот как Вы думаете, за это время что удалось сделать? Если Вы станете Президентом вновь, планируете ли Вы продолжить этот курс?

 

В.В.Путин: Ну конечно. Понимаете, мы же учились с Дмитрием Анатольевичем на одном факультете, одни и те же люди нам преподавали, поэтому такой профессиональный, этический код у нас очень схожий, и я уже говорил, отвечая на вопрос коллеги, которая где-то рядом с вами сидит, о том, чего я ожидаю от юристов. Я же сказал, структура нашей экономики и социальной сферы так изменилась, что востребованы сегодня специалисты во многих областях, в том числе и в юридической. Повышение уровня правовой культуры – одно из генеральных направлений нашего движения вперёд и для рядового гражданина, и профессионального сообщества. Единственное, наша система должна быть более прозрачной и понятной, вообще система континентального права должна быть более понятной и прозрачной (доступной для граждан, вот это надо обеспечить), чем англо-саксонская система прецедентного права. Там же вообще невозможно ничего понять, что там происходит. Знаете известную шутку? Там шуток много. Если спросите на улице у американского юриста, сколько время, – он посмотрит на ваши часы и скажет, сколько время, но за это он заберёт ваши часы. Вот такой ситуации мы не должны создать. А чтобы этого не случилось, и уровень профессионализма в среде юристов должен расти, и уровень правовой грамотности и культуры граждан. Но это в значительной степени зависит от вас.

 

Нам заканчивать надо, ребята. Пожалуйста.

 

И.Акман: Добрый день, Владимир Владимирович. Меня зовут Акман Иван, Красноярск. Я хотел задать вопрос про международные отношения. 10 лет уже действует Шанхайская организация сотрудничества. Как я понимаю, Вы были одним из инициаторов создания данной организации. Буквально в ноябре 2011 года Вы встречались и планируете создать Банк развития Шанхайской организации сотрудничества. Мой вопрос касается студенчества. В 2009 году была создана Ассоциация студенческих организаций вузов стран Шанхайской организации сотрудничества. В рамках деятельности данной организации реализуется проект «Международная студенческая площадка F.R.E.S.H.» – «свежесть». Цели проекта – создание международных команд, развитие толерантности, развитие академической мобильности, которую в рамках университета ШОС тоже планируется развивать. У меня вопрос – считаете ли Вы нужным развитие взаимоотношений студенчества на территории Шанхайской организации сотрудничества? И, пользуясь случаем, прошу поддержать развитие проекта F.R.E.S.H. на территории России и территории стран Шанхайской организации сотрудничества. Спасибо.

 

В.В.Путин: Эта организация, безусловно, востребована. Я напомню аудитории, о чём идёт речь. Шанхайская организация сотрудничества была создана когда-то некоторыми республиками бывшего Советского Союза в Средней Азии, Россией и Китаем. Создавалась она для решения пограничных вопросов, потому что после распада Советского Союза мы так и не смогли -ещё в советские времена - решить вопрос пограничного размежевания с Китайской Народной Республикой. И небольшие республики бывшего Советского Союза, конечно, тоже были заинтересованы в том, чтобы такие процедуры осуществлялись не только на двусторонней основе с большой, огромной страной, как Китай, с миллиардным населением, но и в рамках международной организации. Да и Китай, надо отдать должное китайскому руководству, стремился к тому, чтобы урегулировать все эти вопросы на взаимоприемлемой основе. Кстати говоря, мы подписали несколько лет назад с Китаем договор о границе. Переговоры вели 40 лет! 40 лет постоянно спорили по каждому метру: туда–сюда, туда–сюда. И это результат, конечно, компромиссов, этот договор, но приемлемых, я считаю, компромиссов. И сам факт урегулирования является очень важным. Ну вот мы создавали ее как организацию, призванную решить вот эти задачи пограничного сотрудничества. А потом, когда эти задачи были решены, стало понятно, что созданная площадка позволяет нам вести диалог и по другим направлениям деятельности. Одним из них, наиболее востребованным, является, конечно, сотрудничество в области экономики. Вот с этого, по сути (это был второй шаг), всё и началось дальше. Она укрепляется, эта организация, и сегодня это достаточно авторитетная региональная международная организация, в которую уже стремятся попасть и другие страны, а не только страны бывшего Советского Союза, республики, которые граничат с Китаем, и Россия. Туда уже хотят вступить и Индия, и Пакистан, и Иран, и Афганистан. Это хорошая такая, мощная площадка.

 

В этой связи хочу обратить ваше внимание на то, что Россия, конечно, страна прежде всего европейской культуры, но это страна, которая в значительной степени на огромных пространствах своей территории граничит с азиатскими странами. А мы с вами хорошо знаем, как развиваются, скажем, жизнь и экономика в азиатской части и в западной части нашей планеты. Западная часть, мы видим, сталкивается с всё большим и большим количеством проблем, и надеюсь – ещё раз хочу повторить, – они эти проблемы решат. Азиатско-Тихоокеанский регион бурно развивается. Вот мы по уровню, по росту ВВП нашей страны находимся на третьем месте в мире, в прошлом году вышли на третье место в мире. У нас, по последним данным Росстата, 4 и, по-моему, четыре десятых процента – рост ВВП, а в Китае – 10% где-то. На втором месте – Индия (9%). А мы – на третьей позиции с показателем 4,4%.

 

По другим параметрам азиаты тоже впереди. Вот, скажем, по росту промышленного производства у нас с вами 4,5% (по-моему, 4,6%) – последние данные Росстата я не видел. Но впереди нас опять Китай, Индия и Германия прыгнула на 7% с небольшим по промышленному производству. В целом в еврозоне там меньше намного – там 3, по-моему, с небольшим – меньше, чем у нас. А Германия хорошо прыгнула вперёд. По этому показателю тоже Азиатско-Тихоокеанский регион впереди. Правда, по уровню безработицы там всё сложно, особенно на селе. В промышленности уровень безработицы 4% с небольшим, а на селе – 20% – это в Китае. Инфляцию они сдерживают достаточно жёстко, а вот в Индии инфляция где-то 9%. У нас с вами, кстати говоря, самый низкий показатель за последние 20 лет. Тоже большая – 6,1%, но самый низкий за последние 20 лет. В общем, это регион, который бурно и активно развивается. Разумеется, что же нам не использовать естественные преимущества общих границ протяжённостью в тысячи километров? Мы будем развивать это направление нашей внешней политики, будем больше и больше развивать экономические связи. И, конечно, в этой связи такие объединения, как ваше, востребованы. Это дополнительная площадка для того, чтобы контачить с партнёрами, со сверстниками, понимать лучше друг друга, искать возможности в современных условиях. Просто сверху ничего отрегулировать до конца невозможно. Будем поддерживать, мне только нужно тоже поточнее.

 

Реплика: Добрый день. Разрешите, Владимир Владимирович? На самом деле мы за две недели второй раз с Вами встречаемся, и наконец-таки удаётся задать Вам вопрос.

 

В.В.Путин: Пожалуйста.

 

Реплика: Хочется сказать Вам спасибо за то, что, насколько я знаю, Вы единственный день своего отпуска тратите на нас здесь, в этом зале. За что Вам спасибо.

 

В.В.Путин: Да, действительно, точно.

 

Вопрос: Вы буквально ранее перечислили всех кандидатов в Президенты, и на самом деле каждый из них опирается на определённую группу людей в нашей стране. И мне хочется спросить: как Вы считаете, кто составляет Ваш электорат? Каков образ Вашего избирателя? Кто будет голосовать за Путина? Это один вопрос.

 

И второй. Я думаю, что он совпадёт с желанием и мнением большинства здесь сидящих. Когда Вы зарегистрируетесь в «Твиттере», добавите нас в друзья «Вконтакте»? Потому что Вас очень не хватает в интернете, а в интернете ведётся активная борьба за умы и желания молодёжи. Спасибо.

 

В.В.Путин: Спасибо. Если я вас правильно понял… Пожалуйста, верните микрофон. Очень важная часть нашей дискуссии. Если я вас правильно понял, то вы мой сторонник.

 

Реплика: Да, безусловно.

 

В.В.Путин: Ну вот, видите, я сказал, что очень важная часть нашей дискуссии. А если так, то значит, вот такие как вы и составляют часть людей – мне не хочется говорить «электорат», как-то это казенно звучит, – часть людей, которые готовы поддержать вашего покорного слугу и доверить ему эту высокую позицию Президента страны.

 

Вы знаете, я уже говорил, дело не только в том, что за последние годы удалось сделать в стране, дело не только в том, что мы преодолели кризис с минимальными потерями, хотя многие люди пострадали, к сожалению, невозможно было просто всем поголовно помочь. Но мы прошли с минимальными потерями, да это вы сейчас и видите, по сравнению даже с тем, что происходит в развитых экономиках. У нас всё гораздо стабильнее, ровнее, мягче всё прошло, но дело в том, что (я уже об этом говорил) у меня есть ясное представление о том, что нужно сделать сейчас, в ближайшее время, и на какую-то оперативную, даже стратегическую глубину посмотреть вперёд. У меня есть понимание того, что нужно делать. И я уверен в том, что именно это и нужно России, чтобы она была крепче, мощнее, экономически состоятельнее, чтобы она могла, безусловно, обеспечить свою безопасность и чтобы она была такой, знаете, мобильной, чтобы она была живой, живо откликалась и внутриполитически, и экономически-социально на вызовы, которые возникают в мире и у нас самих. Мне представляется, что значительное количество наших граждан, даже не вдаваясь в детали того, что, допустим, мною написано за последние несколько дней испытывают чувство доверия к тому, что было сделано, и к тому, что предлагается. Это не зависит от социального положения, уровня образования или социального статуса. Я считаю, что это люди, которые настроены патриотически в широком смысле этого слова – вот это и есть те люди, которые, я надеюсь, меня поддержат.

 

Вопрос: А всё же по поводу интернета и социальных сетей?

 

В.В.Путин: Да, вот видите, от вас так просто не отделаться. Вопрос на самом деле, конечно, важный, потому что это серьёзное современное средство коммуникации. Не буду скрывать, я его как-то не использую, да времени просто нет, если по-честному, это же сидеть там надо, надо ковыряться, смотреть, отвечать, писать. Кому-то передоверить – это бессмысленно, это будет заформализовано, неинтересно, вы же быстро поймёте, скажут: ну вот, дурака валяют, мы что – не видим, что это не он пишет? Писать надо самому, просто времени не хватает. Но я тем не менее буду считать, что это ваше такое искреннее замечание, пожелание, которое улучшило бы в определённой степени ситуацию. Я подумаю, ладно? Постараюсь.

 

Реплика: Здравствуйте, Владимир Владимирович.

 

В.В.Путин: Привет.

 

Вопрос: Меня зовут Николай, я аспирант Института законодательства и сравнительного правоведения, город Москва. У меня вопрос такой. Сейчас поднимали очень важную проблему в юридических клиниках, в которых ребята – это студенты и аспиранты – ежедневно практически оказывают бесплатную юридическую помощь населению. Вот мы, это ребята, которые в них работают, каждый день общаемся с населением, собственно, узнаём их проблемы…

 

В.В.Путин: Кстати, я не полностью ответил на ваш вопрос. Конечно, надо, я переговорю с министром. Надо подумать, как это поддержать. Это даже практика хорошая.

 

Что касается Осетии, тоже подумал и не сказал. Конечно, я благодарен вам за слова поддержки, но должен сказать, что и осетинскому народу тоже досталось сильно. Достаточно вспомнить это ужасное событие, связанное с Бесланом. Это то, что со мной останется на всю жизнь. Ужасно. Но это так уже, лирическое отступление. Пожалуйста.

 

Вопрос: Спросить хотелось вот что. Многие люди, которые приходили.. Мы вот 30 января проводили день бесплатной юридической помощи. Многие из тех людей, которые к нам пришли, говорили о том, что не собираются на выборы 4 марта. Мы считаем, что это очень большая проблема. Причины разные, но их можно свести к схожим. То есть это и недоверие к кандидатам, и уверенность в том, что один голос ничего не решит.

 

Вопрос у меня такой: Вы сейчас выступаете перед нами, можно сказать, перед всем населением страны, Вы – кандидат в Президенты, Премьер-министр, известный политик. Что Вы можете сказать людям, которые не хотят идти на выборы, какие важные доводы можно привести, чтобы убедить наших граждан, что им стоит пойти и проголосовать? Спасибо.

 

В.В.Путин: Ну это позиция не новая, и связана она понятно с чем. Во-первых, я бы не стал к этим людям никаких претензий предъявлять, они имеют право так сказать. Потому что это как раз те люди, которые, как правило, в чём-то не нашли поддержки со стороны государства, региона, местных властей, где-то их проигнорировали, где-то забыли про их интересы, а иногда просто обидели. Страна огромная…

 

И к сожалению, должен об этом сказать, да и вы об этом знаете… К сожалению, несправедливости ещё очень много. Наша задача с вами, и моя как руководителя Правительства и, если народ доверит, Президента, – и всего профессионального юридического сообщества, – очень важно сделать так, чтобы объём этой несправедливости сократить до минимума.

 

Стремиться нужно к нулю, но мы с вами взрослые люди здесь, понимаем, что, так же как в медицине, невозможно всех вылечить в любой стране, не только в такой большой, как Россия, но и даже в маленькой стране полную, 100-процентную справедливость трудно обеспечить, но стремиться к этому нужно. А по поводу того, что идти или не идти, – вот если мы хотим, чтобы такой тренд сохранился на обеспечение справедливости, нужно, конечно, идти на выборы.

 

И многие ещё думают и рассуждают по старинке, что ничего не изменится. Нет, как раз изменится! Если вы не приходите, то значит, вы доверяете будущее страны другим людям, и каждый человек имеет право проголосовать за своего кандидата, и, конечно, он так и сделает. Но для того, чтобы страна наша чувствовала себя уверенно, развивалась поступательно и чтобы – повторяю ещё раз – было меньше несправедливости, а, наоборот, было больше смысла, ума и эффективности в деятельности государства вообще, в социальной сфере в частности. Нужно проявить эту активность и не пожалеть нескольких часов, прийти на выборы и проголосовать, сделать свой выбор.

 

Вот у нас демократия какая. Я просто указываю направление движения, а там уже административный ресурс… Пожалуйста.

 

И.Романчук: Добрый день, Иван Романчук, Тюменская область.

 

Я хотел спросить, Вы неоднократно в своих статьях и сегодня в выступлении говорили о том, что России нужно единение, чтобы мы смогли сплотиться непосредственно. Действительно ощущается какой-то такой идеологический вакуум, который наполняется различными, иногда ложными ценностями. И мой такой вопрос: вот если Вы будете избраны Президентом, какую духовную идеологическую парадигму развития России и единую идею сплочения российского народа Вы бы предложили? Это первое. И второе. Я являюсь преподавателем Тюменского государственного университета, и Вы много говорили за отраслевые юридические дисциплины, а я преподаю теорию государства и права, поэтому это скорее не вопрос, а пожелание: скажите пару слов для мотивации моих студентов по данной дисциплине. Спасибо.

 

В.В.Путин: То есть Вы меня немножко ангажируете поработать вместо Вас? Ну я попробую. Хотя я не преподавал, тем не менее считаю, что невозможно разобраться в том, какого качества у нас государство и что мы должны бы были сделать, для того чтобы улучшить это качество, если мы не будем знать весь опыт человечества, накопленный за предыдущие тысячелетия существования цивилизации. А именно это и раскрывает та наука, которую вы представляете, – история и теория государства и права. У нас её профессор Гальперин читал в своё время очень интересно. Я с большим удовольствием знакомился с тем, что преподавалось по этой кафедре.

 

А первая часть вашего вопроса? А, о национальной идее. Ну, знаете, этот, такой простенький вопрос задал. Сразу чувствуется, что человек, который занимается фундаментальными вопросами…. Ну здесь можно много о чём говорить, но, если сказать коротко, я бы вот на чём сосредоточился, на что бы обратил внимание. У нас страна, мы хорошо это знаем, и многоконфессиональная, и многонациональная, и со своими особенностями – большими, региональными. Я уже об этом говорил в первой части нашей беседы. У нас много этносов и религий, но мы никогда не будем успешными, если не осознаем себя единым народом российским, а в основе этого единства может быть только одно – российский патриотизм, уважение и любовь к нашему общему Отечеству.

 

Д.Кравченко: Дмитрий Кравченко, аспирант Московской государственной юридической академии. Мы вот до этой встречи с товарищами как раз обсуждали деятельность того человека, о котором Вы сегодня говорили. Я так понял, что буквально каждый в этом зале прекрасно знает, кто такой академик Юрий Кириллович Толстой. И широко известно, что Юрий Кириллович всегда достаточно строго относился к своим студентам, и как-то Вы говорили, что Вам довелось испытать эту строгость, когда он поставил Вам «тройку» по римскому праву. Вы также сказали, что это Вас несколько расстроило, и тогда Вы дополнительно взялись за изучение и римского права, и латыни, и поэтому, конечно же, теперь Вы прекрасно понимаете сущность нашего основного девиза – Nemo judex in causa sua, что означает: «Никто не может быть судьёй в собственном деле». Но это, естественно, не единственное правило из тех, что разработали римские юристы, которым мы руководствуемся, поэтому мы хотели бы вручить Вам вот этот сборник латинских выражений, в котором мы заботливо отметили те юридические правила, которыми мы руководствуемся, которые для нас важны, чтобы Вы всегда могли открыть эту книгу и посмотреть, как будут работать наблюдатели, которым Вы предоставили свой мандат. И конечно, мы надеемся, что эта книга пригодится Вам в Вашей дальнейшей работе.

 

В.В.Путин: Спасибо.

 

Если вспомнить про римское право, про латынь, я могу ошибиться, там много всяких: «Суров закон, но закон», вы это знаете уж лучше меня.

 

Хочу обратить ваше внимание на то, что Вы будете исполнять свои функции в качестве наблюдателей не какого-то там императора, а демократически избираемого кандидата. А если кто не помнит, я напомню, что в переводе звучит так: «Приветствуем тебя, Цезарь-император, идущие на смерть приветствуют тебя». Это был лозунг бойцов на арене, когда они выходили в качестве гладиаторов, это лозунг гладиаторов. Но вот я не хочу сказать, что Вам предстоит роль гладиаторов, но та миссия, которую Вы возложили на себя добровольно, нелёгкая, тяжёлая, но очень почётная. Большое Вам спасибо.